Статья

Глава 5. Культурное наследие и система образования

Арья ван Фелдхёйзен

Школьники давно являются важной целевой группой для музеев. Благодаря государственной политике, по крайней мере в Нидерландах, в последние пятнадцать лет культурные учреждения уделяют школам больше внимания. Сегодня государство расставляет другие акценты, и меры экономии приводят к изменениям в сфере культуры, а значит, меняется и модель взаимодействия между культурными учреждениями и системой образования.

Когда я училась в четвертом классе, для нас провели школьную экскурсию, посвященную фасадам исторических домов в центре города. Она стала для меня откровением. Я очень часто бывала с мамой в центре — мы покупали одежду и другие вещи, — но никогда не смотрела выше витрин магазинов! Теперь я увидела эти фасады, все совершенно разные, в которые вставлены небольшие фасадные плиты с символами купеческих фамилий и профессий минувших лет. Я даже не представляла, что эти дома так много всего видели и что город существует уже так давно. Мой город.

Наследие может быть мощным подспорьем в учебе в официальной системе образования, при условии, что школы и учреждения наследия знают друг друга, и школы понимают дополнительную ценность культурного образования. В свою очередь, сотрудник культурного учреждения, профессионально занимающийся просветительской деятельностью, должен знать, как устроена система образования, и понимать практику повседневной школьной жизни. Необходимо учитывать педагогические рамки, методики, дидактику и учебные программы, а также организационные вопросы, такие как бюджет, расписание, вечную перегруженность учителей, ограничения по частоте и дальности поездок. Музейный педагог должен разрабатывать образовательный продукт, четко соответствующий уровню школьников со всеми их возрастными особенностями. Если это получится, учителя тоже увидят, как эффективно культурные мероприятия помогают достигать образовательных показателей. И, что еще важнее, ученики почувствуют, как наследие может вдохновлять и обогащать.

Из пламенной речи сотрудника образовательного отдела Рейксмюзеума, посвященной обширным коллекциям этого музея, мне больше всего запомнилась его последняя фраза – о том, что смогли вспомнить школьники через пару недель после посещения музея: «А, это когда Марка вырвало в автобусе!»

5.1 Культурное образование и образование в сфере наследия: понятия и представления

Культурное образование в Нидерландах, как и в других западных странах, традиционно определяется как «все формы образования, в которых культура фигурирует как цель или как средство». Во многих школах культурное образование признано целью: «Мы будем заниматься живописью, поскольку считаем, что овладение детьми этим навыком важно». Но школы могут использовать его и как средство, чтобы, например, развивать социальные компетенции или стимулировать эмоциональное развитие.

В Нидерландах культурное образование делят на художественное образование, образование в сфере наследия и медийное образование. Художественное образование – это собирательное понятие, включающее в себя образовательную деятельность в следующих шести дисциплинах:

- Театр: посещение представлений, сценки в классе, мюзиклы;

- Изобразительное искусство: живопись, рисунок, посещение художественных музеев, скульптура, история искусств;

- Музыка: игра на инструменте, пение, музицирование, посещение концертов и мюзиклов;

- Танец: занятия танцем в классе, посещение танцевальных представлений;

- Литература: чтение, пользование библиотекой, чтение вслух, писатель в классе.

- Аудиовизуальное образование: кино, фотография и видео;

Образование в сфере наследия включает в себя обучение с помощью наследия и получение знаний о наследии. На практике эту дисциплину часто путают с историей. В случае с наследием речь всегда идет о следах прошлого, которые мы считаем достойными сохранения для будущего. Эта оценка производится определенной группой людей с точки зрения функционирования наследия в настоящем. Это нечто иное, чем объективное значение, отвечающее научным критериям – то, что характерно для такого предмета, как история. Там дети как раз учатся мыслить с исторической дистанции.

Культурное наследие может иметь значение на нескольких уровнях:

• Наследие для конкретного человека — родословное древо, предметы, переданные по наследству, вещи, которые близки и потому могут преподноситься уже на уровне дошкольного образования;

• Окружающее наследие — то, что имеет отношение к истории деревни или города и может быть хорошим дополнением к таким предметам, как история или география;

• Всеобщее наследие – наследие своей страны (или всемирное наследие – всего человечества). Помимо истории и географии оно также сочетается с обществоведением.

В Университете Эразма Роттердамского провели исследование о том, как образование в сфере наследия способствует углублению исторических знаний. Исследователи выявили различные точки зрения на прошлое, а образование в сфере культурного наследия было признано одним из способов восприятия собственной культуры. Студенты учатся оперировать такими измерениями, как время, пространство и значимость, при этом на них воздействуют на трех уровнях: сенсорном (обоняние, зрение, осязание, слух и вкус), аффективном (эмоции, чувства) и когнитивном (мышление, рассуждение). Их подталкивают к тому, чтобы присваивать наследию личностную значимость, благодаря чему у учащихся развивается историческое сознание.

В Нидерландах этот способ обучения используется главным образом для того, чтобы научить людей смотреть на предмет или явление с разных точек зрения. В других странах он применяется и для того, чтобы учащиеся осознали самобытность своей страны и ощутили принадлежность к какой‐либо группе. В этом случае события прошлого рассматриваются как повод для гордости за свою историю. Поэтому на международных встречах голландский подход к образованию в сфере культурного наследия часто требует дополнительных пояснений.

Образование на материале архивов – нечто совсем иное. В отличие от образования в музеях или других культурных учреждениях наследия здесь центральное место занимает вопрос «что». Пользователю предоставляется возможность интерпретировать содержание архивного фонда, рассмотрев его с двух точек зрения: с точки зрения истории его возникновения и по принципу упорядочивания, заложенному тем, кто формировал архив. При этом важнейшим вопросом будет: «Какова ценность информации, которую я нашел?» Историко-культурная ценность – это ценность с точки зрения архивной коллекции, в то время как выставочная ценность может быть присвоена, прежде всего, отдельным архивным документам. Важнейшие цели архивного образования – научиться разделять эти два вида ценности и тем самым научиться понимать суть архивного учреждения.

Медийное образование еще более широкое понятие. Во-первых, потому, что речь здесь идет о самых разных средствах коммуникации, таких как кино, фотография, радио, книги, газеты, интернет и социальные сети. Но широкое оно и по целеполаганию — дать учащимся необходимые знания, подготовить к тому, чтобы они могли критически мыслить и ко всему подходить творчески в сложном и изменчивом мире, насыщенном медиа:

• Быть знающим: как это работает?

• Мыслить критически: правда ли то, что мне говорят?

• Подходить творчески: как я могу это применить?

В образовании есть понятие «медийная грамотность», которое имеет отношение к первым двум аспектам (обращаться со средствами информации умело и критически). Это важно и при работе с ресурсами, относящимися к сфере культурного наследия. Партнерами школ по организации уроков медийной грамотности часто выступают библиотеки.

not loaded

Рис. 23. Различные формы культурного образования

Разделение на образование в сфере наследия, искусств и медиа может показаться четким и ясным, но на практике ни в культурной отрасли, ни в системе образования нет полного понимания, что такое «культурное образование». В случае с музеями ответ на этот вопрос зависит от характера коллекции. Так, художественные музеи скорее относятся к художественному образованию, исторические музеи – к образованию в сфере наследия, однако городской пейзаж XVII века имеет как историческую, так и художественную ценность. А куда поместить Музей коммуникации?

Традиционно почти во всех провинциях и крупных городах Нидерландов работают центры искусств, оказывающие поддержку художественному образованию. Многие из этих центров и стали координировать культурное образование. В случае с художественными дисциплинами это естественно, но зачастую у них нет профессиональных знаний в области наследия и медиа. Поэтому на практике с наследием иногда обращаются как с седьмым направлением художественного образования, что не всегда соответствует собственным задачам образования в сфере наследия. Встроить медийное образование еще труднее, поэтому для него редко находится место. Зачастую работают только с таким аспектом, как медиа-искусство, включая его в аудиовизуальное или изобразительное искусство.

5.2 Культурное образование в Нидерландах

Нидерландскую систему образования трудно объяснить иностранцам. Здесь слабое централизованное регулирование, что объясняется конституционной свободой образования, связанной со свободой религии. В результате существует множество типов школ с большим разнообразием содержательного наполнения учебной программы – а значит, и форм образования в области культуры и наследия.

Структура образования становится все более расплывчатой. Растет число разных типов школ, что отчасти связано с повышением конкуренции на рынке образовательных услуг. Методики обучения тоже становятся всё разнообразнее, из-за чего, например, на уроке истории одну и ту же эпоху проходят в разных классах. Иногда от методик отходят совсем, и образование организуется по тематическому принципу. С недавних пор особое внимание уделяется одаренным учащимся: всё большее количество школ открывает для них специальные классы.

Содержание образования и роль культуры в нем

Государство предъявляет требования к содержанию образования, но использует при этом широкие рамки. Для уровня начального образования сформулировано 58 основных результатов обучения, для среднего образования – еще 58 результатов. Школы сами могут определять, как достигать этих результатов в рамках имеющихся часов и предписаний образовательной инспекции. К тематике наследия имеют отношение главным образом результаты обучения по направлениям «ориентация в искусстве» и «ориентация в себе самом и окружающем мире». В помощь учреждениям культуры, издательствам и школам независимые консультанты разработали рамочные учебные планы, которые включают в себя и модуль, посвященный наследию.

Какое место занимает культурное образование во всех этих результатах обучения и ключевых компетенциях? В этом голландское начальное и среднее образование различны. В начальной школе культурное образование – известное понятие. В него входит и образование в сфере наследия, как мы поясняли выше. В рамках предмета «Окружающий мир» школы тоже уделяют внимание наследию, как в привязке к своему окружению, так и без нее. Учитель может использовать историко-культурное обучение как вместо непосредственного учебного материала по этому предмету, так и дополнительно к нему.

not loaded

Рис. 24. Пиктограммы, используемые в образовании для десяти исторических эпох в соответствии с Каноном истории Нидерландов

Совсем по-другому культурное образование встроено в среднюю школу. «Культура» входит в предмет «Культурно-художественное образование», который ввели в 1999–2000 учебному году для ознакомления подростков с культурой и учреждениями культуры. Кроме этого, в базовую программу средней школы включены занятия по таким художественным дисциплинам, как музыка, танец, драма и изобразительное искусство (ручной труд, рисование, работа с текстилем и аудиовизуальное обучение). Культурное наследие не имеет своего отдельного места, но его аспекты могут включаться в такие предметы, как история, география или граждановедение, либо, в зависимости от учителя, в «Культурно-художественное образование».

Сотрудничество и сетевое взаимодействие

Хотя попытки преодолеть пропасть между системой образования и сферой культуры предпринимаются уже два десятилетия, на практике это по‐прежнему два разных мира со своими задачами и терминологией. Однако благодаря подушевому финансовому стимулированию культурное образование включено в школьную программу, а в каждой школе есть как минимум один координатор культурной деятельности. Составлены учебные программы, помощь в работе координаторам оказывают местные сетевые сообщества, много полезной информации можно найти на специальном вебсайте.

К чему привели все эти усилия? Австралийский профессор Энн Бамфорд в докладе «Сети и связи: культурно-художественное образование в Нидерландах» делает вывод, что по культурному образованию Нидерланды опережают другие страны. Оказалось, что школьные координаторы работают успешно, а учреждения культуры повышают уровень среднего образования. Вместе с тем Бамфорд указывает на уязвимость культурного образования, поскольку оно еще недостаточно укоренилось как часть основной деятельности школы.

На местном и региональном уровне возникает всё больше и больше «художественных меню», культурных программ, программ «музей + школа» и прочих – как только они не называются на местах! Чаще всего имеется единый координационный центр, например, местный центр искусств или кто-то в муниципалитете. Наполнение программ происходит совместными усилиями сотрудников образовательного учреждения и представителей отрасли культуры.

Создавая такие проекты, необходимо учитывать следующие аспекты:

• Скидки и другие преимущества за счет масштабов – одна и та же схема действует для большого количества школ;

• Облегчение работы школ и культурных учреждений благодаря централизованной координации, вплоть до заказа автобусов;

• Гарантия, что каждый учащийся посетит культурные учреждения. Даже если отдельный учитель не считает важными такие мероприятия, класс все равно едет, потому что дело организовано на уровне всей школы;

• Непрерывность — если школы поучаствовали один раз, они продолжают участвовать из года в год. Благодаря этому окупаются инвестиции провайдеров культуры в создание новых программ.

Такие программы идут как по маслу, их любят в системе образования, поэтому они имеют успех. Но при этом не остается места индивидуальным запросам тех школ, которые хотят осознанно задействовать элементы культуры в своей учебной программе. Иными словами, подобные коллективные программы больше соответствуют первому сценарию, чем второму и третьему (см. рис. 25). Зачастую учреждениям культуры выгодны коллективные программы, в некоторых музеях эти программы обеспечивают более половины от общего количества посетителей-школьников. Однако независимость координирующей организации может стать и проблемой. Именно из-за таких массовых программ трудно внедрить в школах другие программы. Кроме того, в последнее время многие местные культурные программы поставлены под вопрос из-за сокращения бюджетных расходов.

not loaded

Рис. 25. Три сценария культурного образования из доклада Hart(d) voor Cultuur, 2003

В государственной политике в отношении культурного образования сейчас сделан следующий шаг. Национальная программа «Культурное образование – качественно» направлена на закрепление культурного образования в качестве неотъемлемой части работы как системы образования, так и учреждений культуры. Во всех провинциях и больших городах реализуются программы, подталкивающие школы к тому, чтобы рассматривать культурное образование не как что-то дополнительное, а как средство личностного развития детей. Именно в то время, когда общественное мнение и образовательная инспекция делают такой упор на язык и математику, на «результативность» обучения, многие учителя ощущают потребность развивать у школьников и другие качества. Ключевое понятие здесь – креативность: если культурное образование сможет усилить творческий потенциал школьников, то они научатся мыслить более гибко и находить нестандартные решения, и овладеют навыками XXI века, необходимыми для жизни в постоянно меняющемся обществе.

«Культура в зеркале»

Новая программа «Культурное образование – качественно» продолжает исследовательскую программу «Культура в зеркале», в рамках которой специалист по когниции Баренд ван Хёсден из Гронингенского университета изучил взаимосвязь культурного образования с образованием в целом и с этапами развития учащихся. На что способен ребенок и в каком возрасте? Как дети могут не только познавать культуру, но и размышлять о том, что она для них значит? Какие навыки они должны приобрести, чтобы научиться мыслить творчески? И какими средствами (в том числе средствами коммуникации) должны овладеть?

Для этого требуется улучшить взаимодействие между теми, кто предлагает культурный контент, и системой образования. Рекомендуется проверять предлагаемые темы на соответствие потребностям образования и уровню развития целевой аудитории. Поставщики культурного контента (музеи) должны также обратить внимание на то, какими средствами коммуникации (медийными навыками) владеют учащиеся. Кроме того, культурное учреждение и школа должны уважать интересы и задачи друг друга и фиксировать договоренности в письменном виде.

Многие учреждения культуры и искусства с энтузиазмом восприняли программу «Культура в зеркале» и ее теоретические основы. Это связано с необходимостью признания важности культурного образования. Но будут ли школы в ближайшие годы работать по данной программе, пока сказать трудно. Тем не менее все участники проекта заявили в 2012 году, что одна только возможность совместно задуматься о месте культуры в образовании представляет большую ценность: «Я теперь лучше понимаю, чем занимаюсь и почему»; «Это расширяет мое видение всей системы образования в целом»; «Культурное образование теперь не дополнение, а полноценная часть учебной программы». Роль отрасли культуры, а значит, и культурных учреждений кардинально меняется: теперь не школы озабочены тем, как использовать предлагаемый нами контент, а мы, как культурный партнер школ, думаем, какой вклад можем внести в школьное образование, используя наши уникальные качества и опыт. Особенно — вклад в культурное и творческое развитие детей. Школы ожидают от нас того, чего не могут дать учителя.

5.3 Лучшие практики

Как воспринимает наследие школьник? Во многих образовательных программах посещение музея или объекта наследия предваряется подготовительными уроками, а после него следует рефлексия в школе. Хорошая подготовка имеет огромное значение. Если учащиеся уже знают контекст, на месте можно обойтись без массированной передачи информации, что позволяет оптимально использовать уникальную обучающую среду, каковой является наследие. Во время рефлексии учащиеся вспоминают свои ощущения, испытанные во время визита, тем самым замыкая круг учебного процесса. Каким образом музейному работнику, занимающемуся образованием, лучше всего выстроить визит школьников? Существует целый арсенал методик и дидактических форм работы, которые главным образом основаны на образовательном опыте музеев. Некоторые из них представлены ниже (что касается экскурсионной работы, см. раздел 6.2).

Игровая поисковая экспедиция (квест) и интерактивный обучающий путеводитель

Маршрутные карты и другие формы текстуальных материалов, используемых в образовательных целях, как правило, снабжаются заданиями. С их помощью учащиеся активно принимаются за дело. Это удобно для учителей, потому что они заранее знают, что именно будет пройдено, и удобно для учреждений наследия, потому что таким образом они могут обслужить сравнительно большое количество учащихся. Чтобы сделать хороший квест, требуется отдельное мастерство. Секрет заключается в разнообразии: как вопросы, так и ответы должны иметь самую разную форму – желательно, как можно более наглядную. Квест нужно всегда заранее опробовать, прежде чем предлагать его школьникам.

После короткого инструктажа сотрудника архива я помогла ему поделить учеников на группы и привести каждую группу на стартовую позицию. Как их учитель, знаю детей лучше всех. Придя на старт, они сразу же принялись за дело — было видно, что ребята привыкли к этому в школе. Они были очень увлечены и забыли обо всем на свете. Смена команд тоже проходила гладко. Задания по‐настоящему активизировали работу школьников, это не был уровень «спиши у соседа». Хорошо потрудились сотрудники архива! Я была рядом, чтобы немного помочь группам, которые зашли в тупик. Они знают, что завтра в школе мы будем продолжать эту тему, и это способствует их сегодняшней мотивации.

Что касается интерактивных обучающих путеводителей, то британский специалист по музейной педагогике Грэм Тэлбойс не рекомендует ими пользоваться, если вы не владеете искусством их составления в совершенстве. Ведь нужно действительно все заранее продумать и оценить, основываясь на восприятии с точки зрения посетителя и не забывая обо всех практических нюансах. Конечный продукт должен быть безупречным. Может быть, поэтому интерактивный путеводитель — это высший пилотаж музейного педагога: если он у вас хорошо получается, значит, вы полностью овладели своим ремеслом. Текстовый сопроводительный материал не очень популярен у специалистов по культурному наследию. Как правило, его считают устаревшим и не очень эффективным. Тем не менее после экскурсий это наиболее распространенный инструмент для работы со школьниками. Дело в том, что в распоряжении музеев не всегда есть такая роскошь, как специальный работник или новые медийные технологии, поэтому большинство музейных педагогов пользуются текстовыми материалами.

Опять мне звонили снизу, от администратора: кто допустил, что подростки бегают по залам без присмотра, на голове стоят, вместо того чтобы делать свои задания? Ни одного учителя не видно, а листки с заданиями валяются в мусорном ведре. Хватит уже учиться, решили они. Я, как музейный педагог, должен прийти и навести порядок...

Практическая работа

Практическая работа, как правило, приходится по душе работникам образования. Она повышает вовлеченность учащихся в процесс, а значит, и шансы на то, что изученное останется в памяти. Классическая форма, по‐прежнему популярная среди художественных музеев, — занятия в мастерской, которым обычно предшествует экскурсия по музею. Однако практическая работа может быть самой разной, в том числе в выставочных залах: от фотографирования, ролевых игр и рисования до действий с моделями, компьютерных игр и т. д. Но это не должно быть простой забавой: школьники должны хорошо понимать, чем занимаются. Работа должна быть содержательно значимой.

Сразу после приветствия учительница разделила класс на семь групп. Меня, как маму одного из учеников, тоже включили в одну из групп. Мы начали с того, что чистили медную посуду в старинной кухне. Когда прозвенел звонок, мы перешли в старую школу, где волонтер обучал детей писать на дощечках. Так мы обсудили все, что делали дети сто лет назад. Особенно смешно было, когда стирали подгузники, «испачканные» младенцами. Ты замечаешь, что дети вдруг понимают, сколько раньше было работы. Обычно об этом как‐то не задумываешься, правда?

Экспертная методика

Учащиеся углубляются в определенную тему. Каждая группа берет свою подтему. Затем группа переключается на других учащихся, всякий раз оставаясь в роли экспертов и организуя экскурсии по объекту культурного наследия. Эта методика также очень хорошо подходит для прогулок (в частности, по городу).

Использование новых медийных технологий

Материалы для подготовки к посещению культурного учреждения и последующего обсуждения все чаще являются цифровыми. В большинстве школ используются интерактивные доски, на которых показывают учебные материалы, предоставленные музеями, в том числе изображения, видеоролики и др. Школьники также самостоятельно работают с цифровыми материалами на компьютерах или планшетах. Для культурных учреждений с достаточным образовательным бюджетом это открывает новые возможности — от веб-квестов и игр до прямого общения по скайпу. И во время посещения можно задействовать новые средства коммуникации, в том числе как часть более широкой программы. Некоторые архивы предлагают программы с использованием мультисенсорных столов. А с помощью смартфонов учащиеся могут сделать свои видеоролики, которые пригодятся во время обсуждения.

Погружение в специальные выставки для детей

Детские музеи существуют уже достаточно давно. В Нидерландах это, например, «Вилла Зебра», Музей тропиков для детей (Junior), Детский двор в Музее под открытым небом, «Дом Дика Бруны», Детский музей при Еврейском историческом музее и др. Как правило, их целевая группа — дети до двенадцати лет, которые приходят с классом или с семьей. Однако методы работы этих музеев могут использоваться и в среднем образовании, как показала практика «комнат чудес» Муниципального музея Гааги. В последнее время все чаще появляются экспозиции, специально созданные для детей. Например, Маленький приют для сирот в Музее Амстердама, Музей сопротивления для детей или выставка для дошкольников «Матье и Роше» в амстердамском Музее судоходства. Как правило, все эти экспозиции построены на принципе понятности для школьных групп. Таким об- разом, в распоряжении музейного педагога оказывается гораздо более широкий репертуар методик и форм работы, позволяющих заинтересовать детей.

Пробовать, пробовать и еще раз пробовать. Этому меня научила практика. А не сидеть и бесконечно совершенствовать содержание, чтобы потом понять, что дети в данном объекте видят нечто совершенно иное — не то, что вижу я. Или узнать, что на этом месте их отвлекает инсталляция, которая находится за углом. Когда ты начинаешь понимать, как именно они смотрят, ты сразу переворачиваешь свою программу с ног на голову, не увязая в предположениях. И так в конце концов намного легче достичь желаемого эффекта.

Факторы успеха

Что делает программу для посетителей успешной? Сочетание нескольких факторов. Как и во всех случаях со зрительским опытом и впечатлениями, которые вызывает объект культурного наследия, далеко не все зависит от музейных педагогов. А то, на что они могут повлиять, сводится к трем пунктам:

1. Содержание — отвечает ли оно целям, имеет ли значимость?

2. Организация — распределение времени, используемые материалы и вся остальная логистика.

3. Взаимодействие с учащимися и соответствие их уровню и интересам. Этим списком удобно пользоваться при оценке программ; все три пункта влияют друг на друга, и все три без исключения должны быть оценены положительно, чтобы программа была принята.

5.4 Полезные советы

Очень занят

Контакт со школами удается установить не сразу. Учителя очень заняты, а музейный проект для них – только один из множества пунктов в списке дел. Нужно и писать им электронные письма, и звонить. Когда учителя будут вас знать, то вы заметите, что они отвечают быстрее.

Слишком дорого…

Многие школы считают программы музеев и других учреждений наследия довольно дорогими. Это не удивительно, ведь ваши контактные лица в школах располагают очень ограниченным бюджетом. Не забывайте, что организация финансовых вопросов в разных школах может быть разной. Если посещение учреждений культуры не включено в годовой бюджет, соответствующий учитель должен каждый раз запрашивать разрешение и финансирование. В том числе на транспорт, что обычно составляет самую большую статью расходов.

Расписание

Особенно на уровне среднего образования школы по рукам и ногам связаны расписанием, поэтому они могут приехать только в определенный момент. Быстро вставить в расписание визит в музей очень трудно, потому что это означает пропуск занятий для других классов. В некоторых школах более гибкое расписание или специальные недели, отведенные для проектов, куда можно собрать все культурные мероприятия. Начальная школа тоже связана расписанием, к тому же там важно, чтобы дети вовремя вернулись в школу, чтобы родители не стояли и не ждали их у входа.

Подготовка в классе

К разочарованию многих музейных педагогов подготовительный урок иногда вообще не проводят. И тогда ты сталкиваешься со школьниками, которые ничего не знают, а ты готовился к тому, чтобы продолжать на основе содержания вводного урока… Хорошего сотрудника учреждения наследия этим не выбьешь из колеи – он должен уметь быстро и гибко реагировать на изменившиеся обстоятельства.

Дисциплина

Зачастую музейные педагоги исходят из того, что за порядком будут следить сопровождающие от школы, а сами они смогут сосредоточиться на содержании. Обычно так и бывает. Но, конечно, попадаются и трудные группы, скажем, одна из десяти. Такова жизнь. Полезно заранее договариваться с учителями или родителями, сопровождающими группу, чего вы от них ожидаете. При этом давайте понять, что это ваша общая задача, над которой вы будете работать вместе.

Репетиции и работа над ошибками

И в наше время бывает, что музейный педагог должен сделать программу для школ ко дню открытия выставки. Как правило, в этом случае программа не опробована, потому что выставка только что доделана. То есть опробовать ее невозможно. Всегда бывают вещи, которые ты не мог предусмотреть (нет места для размещения группы, отсутствует один из объектов показа). Или неудачные слова, которые могут понять неправильно, или форма работы, которая не дает желаемого результата. В мире театра премьеры – обычное дело, почему бы им не быть и в нашей сфере?

Человеческий фактор

Как бы хорошо ты ни готовился (пробовал, тестировал), ты не можешь полностью влиять на то, как музейный урок будет воспринят школьниками. Кроме прочего, это зависит и от личностей, в частности, от школьных учителей и – если это не ты сам – от работы того сотрудника учреждения наследия, который встречает и сопровождает класс. У одного это получается лучше, чем у другого.

Приоритет или нет?

В большинстве музеев образовательная деятельность уже давно признана основной задачей, и работа музеев выстраивается соответственно. Это дает простор деятельности музейных педагогов. В других сферах наследия с этим сложнее. Например, в большинстве архивов образовательной деятельностью занимаются в дополнение к основным задачам. В одном архиве ее приветствуют, в другом на ней экономят. А памятники истории и культуры далеко не всегда могут принимать большие группы школьников. Учреждения, которым трудно нести нагрузку физического посещения школьниками, могут прекрасно пользоваться возможностями производства цифровых учебных материалов, как мы видим это в случае с архивами.

В докладе, посвященном тенденциям в музейном образовании, говорится, что взрослые посетители, приходящие индивидуально и группами, догнали школьных экскурсантов в качестве целевой аудитории образовательной деятельности музеев. Направленность образовательных программ стала шире, и музейный педагог теперь занимается еще и веб-сайтом, другими цифровыми средствами коммуникации, мероприятиями для местных жителей и входит в группы, работающие над выставками. Большинство музеев не могут содержать целый образовательный отдел. Поэтому музейный педагог должен разбираться сразу во всем. Реально ли это? Спрос на универсалов, мастеров на все руки, может противоречить необходимости специализации на той или иной целевой группе. Как бы то ни было, в программе «Культурное образование — качественно» говорится, что музеи в любом случае должны делать упор на образовании, в том числе начальном.