Глава 3. Политех. Хранение как приглашение за кулису. Открытая коллекция...
Статья

Глава 3. Политех.
Хранение как приглашение за кулису

Открытая коллекция Политехнического музея.
Москва, Волгоградский проспект, д. 42, стр. 5, территория Технополиса «Москва»

Открытое хранение музейных фондов стало доступно посетителям с 2014 года.
Опыт Политехнического музея мы рассмотрим несколько подробнее, потому
что Политех предлагает несколько иной смысловой подход к открытому
хранению и выносит на первый план то, что обычно остаётся в тени.
Политехнический музей, открывшийся в 1872 году, почти полтора века принимал посетителей в известном всем москвичам здании на Новой площади.
Менялись эпохи, менялись задачи, однако созданное когда-то пространство музея
оставалось в основе своей неизменным. Однако любому музею рано или поздно
приходится сталкиваться с новыми требованиями и вызовами. В конце концов и Политехнический музей был вынужден покинуть привычное место обитания ради
объёмной (и потому многолетней) реконструкции. В 2013 году музей закрылся для
посетителей, и перед коллективом музея встал вопрос: что делать с огромной коллекцией экспонатов, оставшейся без своего здания?

О том, как решался этот вопрос и почему был выбран путь открытого хранения, рассказывает Олеся Семёнова, главный хранитель Политехнического музея:

«

Идея возникла сразу после переезда. Было понятно, что музей закроется не на год, не на два, это будет довольно длительный период. Естественно, никакими выставками и локальными мероприятиями не закроешь дефицит присутствия Политехнического музея в публичном культурном пространстве. Стали работать лаборатории на ЗИЛе, появилась небольшая экспозиция на ВДНХ (выставка “Россия делает сама”, где занята часть экспонатов Политеха). Но где все эти годы будет находиться музейное собрание? Оно будет расположено во временном хранилище на территории Технополиса “Москва”. Мы были нацелены на то, что у нас будет время, которое можно потратить на более тщательное и детальное изучение музейных предметов, решение накопившихся за долгие годы проблем. Но вместе с тем стало ясно, что без публичной составляющей, в отрыве от остальной части музея, заниматься только этим будет грустно и немного бессмысленно. Хотелось чего-то более интересного, и я предложила коллегам подумать о том, чтобы сделать наше хранение открытым. Сначала это казалось авантюрой — абсолютно неприспособленное для приёма посетителей помещение, расположенное на режимной территории бывшего завода АЗЛК, невозможность отделить в хранилище публичную зону от рабочей и многие другие проблемы осложняли решение задачи...

»

not loaded

Открытое хранение в Политехе

Однако если хранилище становилось доступным для посетителя, то необходимо было продумать те смыслы, которые это пространство хочет донести своим гостям, и те практики, которые станут эти смыслы доносить. Изначально среди работников музея бытовала идея о создании особого «города хранения», поделённого на улицы, связанные с расположенными там экспонатами. Однако от этой идеи отказались.

О том, к какому подходу в итоге пришел музей, рассказывает Георгий Никич, куратор и автор воплощённой концепции открытого хранения Политехнического музея:

«

Не специалисту (да и специалисту тоже) важно задуматься о моменте пересечения границы — что происходит с предметом при переходе из мира утилитарной практики в “вечное пространство” музея. На каком основании этот объект стал называться тем, чем он называется — памятником техники? Потому что он редкий или потому что он типичный, потому что он основан на каком-то открытии или потому что им пользовался какой-то удивительный человек, и так далее. Интересной и новой задачей показалось превратить потенциальную аудиторию открытых фондов в хранителей, исследователей.

»

Войдя в фондохранилище, посетитель оказывается на площади. Слева - конструкция на лесах и три этажа шкафов высотой до 8 или 9 метров. Настоящие шкафы с середины XIX века до 1980-х годов из старого Политехнического музея, в которых что-то хранилось. Это как бы метафора самой идеи хранения. Среди шкафов — лайтбоксы с описаниями основных этапов реконцептуализации музея, а значит — новых принципов коллекционирования, которые пережил музей. Этот объект не случайно собран из строительных лесов — и сейчас музей находится в поисках новой, адекватной времени, идеи концепции расширения хранения. Образ этой инсталляции — “храм хранения”.

not loaded

Шкафы с середины XIX века до 1980-х годов

Впереди — каркас двухэтажного “функционального” строения, а направо по диагонали узким сектором разворачивается перспектива фондохранилища с его
островами крупногабаритного хранения и многоэтажными стеллажами… Таким
образом, идея масштаба, в конечном счёте фиксирует идею мира хранения, мира,
где предметы и коллекции начинают жить по своим особым законам.

Базовый элемент — вовлечение посетителей в роли и функции хранителя, исследователя, реставратора, возможно даже экспозиционера-интерпретатора
коллекций. На первом этаже двухэтажного функционального строения располагаются лаборатории атрибуции и классификации. Здесь можно получить
опыт узнавания и идентификации, выделения характерологических черт, материалов, функций, состояния сохранности самых разных объектов и предметов. Их можно изучать с помощью приборов, сравнительных таблиц и иных инструментов, “открытия” документальных архивных материалов и т.д. В лаборатории классификации можно наблюдать генеалогию известных функциональных предметов, сравнивать и сопоставлять их технические характеристики, понимать зоны дефицита в музейном хранении и планировать новые музейные поступления.

Научно-исследовательские, образовательные и игровые форматы предполагают совершенно разные методы и результаты работы с различными целевыми аудиториями посетителей. К лаборатории классификации примыкают кинозал и веломотопарковка — эти зоны развивают идею классификации в новых визуальных и функциональных форматах.

Пройдя атрибуционно-классификационную подготовку, посетитель может
выйти на большие просторы фондохранилища. Там с помощью графических
маркеров посетители понимают, что они находятся рядом с важным объектом интереса — через глазок можно заглянуть в ящик и увидеть там не только объект, но и экран, демонстрирующий его функцию. Чертежи, фотографии, тексты, звуковые инсталляции и иные средства рассказывают истории и задают вопросы.

Таким образом, тема “открытия” развивается от зоны атрибуции- классификации и, направляя импульсы знаний и впечатлений, сопровождает посетителей, предоставляя им возможность самостоятельного постижения мира хранения Политехнического музея.

not loaded

Астрономические часы (подарок Николаю II от мастера Франца Карася)

Если обобщать концепцию открытого хранения Политехнического музея, то мы
подразумеваем, что пространство ведёт разговор с экскурсантом не столько о предметах, сколько о том, что такое само по себе хранение предметов, как оно
работает и кто им занимается, в чём его смысл в современном мире. Если ещё
лаконичнее — открытое хранение рассказывает о том, что находится «по ту сторону» музея и почему это так важно.
Безусловно, многие открывшие своё хранение музеи заявляют об этой стороне
взаимодействия с посетителем. Идея того, что открытое хранение предоставляет
посетителям возможность познакомиться с технологиям хранения прослеживается,
например, в описаниях и РХЦ Эрмитажа, и многих других открытых фондов самых
разных музеев. Однако ни в одном случае открытое хранение так ясно не говорит всей своей организацией о том, что оно ставит во главу угла нематериальную идею
хранения, которую хочет объяснить и показать, и лишь потом — то материальное,
что этот музей хранит.
Именно поэтому так сложно подобрать подходящие схожие примеры в мировой практике, ведь большинство открытых хранений в музеях мира остаются в модернистской парадигме (в системе ценностей, где главное в хранении — вещи), не делая шага в сторону постмодернизма, где на первый план выходят идеи. Политех решил сделать этот шаг, и именно это делает концепцию открытых коллекций Политехнического музея уникальной.

Краткие выводы

Мы разобрали три примера из сотен, если не тысяч разных примеров открытого хранения музейных фондов по всему миру. Однако данная публикация не стремится «научить» кого-либо открытому хранению, она не претендует на полноту собрания всех возможных вариантов. Мы хотели показать, что открытое хранение — это интересный и многогранный инструмент, позволяющий воплощать самые разные смыслы, которые в него могут вложить музеи.

Три примера и три подхода — это лишь вершина айсберга, начало разговора о том, какие идеи уже воплощены в жизнь и как музеи пользуются наработками своих коллег. Мы лишь подходим к теоретическому осмыслению возможностей открытого хранения, к размышлениям о том, какие подходы к такому хранению можно создать и воплотить, о чем ещё можно говорить с публикой при помощи этого инструмента. Надеемся, что данная публикация позволит привлечь её читателей к такому научному диалогу.