Глава 6. Мобильные приложения. Каким может быть мобильное приложение музея....
polytech
polytech
Статья

Глава 6. Мобильные приложения

Каким может быть мобильное приложение музея. Обзор трендов и кейсов

Мобильные приложения крупных музеев позволяют получить дополнительную информацию, сориентироваться в музее, купить билет. Но пока что это не обязательный инструмент для музеев и часто довольно дорогостоящий проект. В этом разделе нет практических советов по разработке, но собраны современные кейсы, по которым можно судить о трендах в производстве мобильных приложений.

Давайте начнём со статистики. По данным исследования ComScore, в большинстве стран мобильный трафик более чем в два раза превышает время, проведённое людьми за компьютером. Это значит, что ваш посетитель, вероятнее всего, прочтёт о музейном мероприятии, купит билет, запишется на лекцию с помощью мобильного телефона. Мы знаем при этом, что большую часть времени (80%) владельцы телефонов проводят именно в приложениях, а не в мобильном браузере (20%) (по данным того же ComScore).

За приложениями будущее и каждому музею нужно собственное?

not loaded

Не факт. Опыт коллег говорит об обратном. Так, к примеру, музеи Тейт отказались от мобильного приложения, о чём сообщается в его старой версии. Теперь оно работает как витрина для сайта и поддерживаться в дальнейшем не будет. Приложение Метрополитен-музея The Met представляет собой упакованные в мобильный интерфейс ссылки на основной сайт с небольшими пояснениями на страницах приложения. Например, раздел с аудиогидами ведёт на страницу сайта, где выложены плейлисты открытого сервиса SoundCloud. Поиск по предметам коллекции тоже ведёт на сайт музея. Так что это приложение не более чем оболочка.

Ещё несколько лет назад люди загружали приложения из-за эффекта «репутационного скачивания», то есть из желания ассоциировать себя с умным контентом. Сегодня пользователи научились анализировать то, как они используют приложения, а главное — сколько места они занимают в памяти телефона. Поэтому приложение, в котором просто продублирован контент выставки и информация о часах работы и мероприятиях музея, для сегодняшнего пользователя не очень ценно.

Приложение больше не нужно?

Помните исследование ComScore о 80% времени в приложениях? Небольшое уточнение: львиную долю этого времени съедают «базовые» приложения — почта, карты, чаты, соцсети со встроенными браузерами в том числе. Удачливые приложения-гиганты собирают всё внимание и время пользователей. Нишевые приложения пылятся в коллекциях.

Довольно безрадостно, учитывая, что стоимость приложения велика. Ведь его запуск предполагает создание по крайней мере двух версий под разные операционные системы (iOS, Android), что увеличивает стоимость разработки, поддержки, наполнения и делает создание мобильного приложения многим музеям не по карману и не по силам.

Но и без приложения сегодня нельзя, ведь смартфон — это то, что делает современного человека немного киборгом с выносным датчиком и сенсором. С его помощью мы можем «подключаться», «настраиваться», «управлять» и «использовать» весь тот контент, который нам представляют музеи, в физическом и цифровом поле. Иными словами, это фантастический апгрейд человека, которым нужно воспользоваться. Ну должны же что-нибудь придумать?

Кое-что действительно придумали. Появился новый технологический тренд — прогрессивные веб-приложения (Progressive Web Apps или PWA). Это гибрид приложений и мобильных версий сайтов. Впервые концепция PWA была представлена в 2015 году, с тех пор её активно развивает команда Google Chrome. Такая естественная эволюция технологии — адаптация под пользовательский запрос. PWA не зависят от операционной системы (iOS или Android) или языка разработки. Как и нативное приложение, PWA может получить доступ почти ко всем аппаратным возможностям устройства — к геолокации, сенсорам, камере, аудиовходу, синтезу речи, сервисам оплаты. И нет необходимости загружать эти приложения в магазины AppStore и Google Play. Это не идеальное решение и у него есть свои ограничения, поэтому с недавнего времени появилась возможность загружать PWA в магазины.

К тому же кризис музейных приложений не означает, что они в музее не нужны, это значит, что они нужны для чего-то другого.

Зачем приложение в музее?

Это открытый вопрос. Но на мой взгляд, ответ один — ровно затем же, зачем и вне музея. Давайте обратимся к вышеупомянутому исследованию ComScore. Карты, общение, информация, игры — вот самые популярные механики взаимодействия. Получается, для этого?

Никакое репутационное скачивание огромной базы сведений не может «перебить» приложение, которое использует крепко усвоенные навыки. Мы привыкли прокладывать маршрут с помощью телефона, чатиться в мессенджерах, искать информацию и задавать вопросы Яндексу. А значит, можно использовать эти привычки в музейных приложениях. И такой подход сейчас набирает обороты в разработке мобильных приложений, в том числе и для музеев.

Навигация

В приложениях больших музеев актуальна задача навигации. Так, в приложении Лувра можно увидеть метки с миниатюрами шедевров и проложить маршрут непосредственно к ним, учитывая свою геопозицию. В приложении Музея истории искусств в Вене, кроме навигации по карте музея, есть фотонавигация, которая помогает ориентироваться в интерьерах музея — своеобразный Corridor View вместо Street View.

Навигационные решения многих музеев мало чем отличаются от печатных схем. Например, карта в приложении Метрополитен-музея сообщает актуальную информацию о доступности того или иного зала. В остальном она мало отличается от бумажной карты и в чём-то ей даже уступает — приложением совершенно невозможно обмахиваться в жаркий день. Так что в скором времени, полагаю, такие решения пропадут из мобильных приложений музеев вовсе.

Чат

Основная функция приложения Бруклинского музея ASK — возможность прямого общения с командой экспертов через чат.

Перед тем как придумать концепцию этого приложения, сотрудники Бруклинского музея исследовали вопрос, так ли уж люди заинтересованы в курируемом посещении. Они выяснили, что посетители болтливы и любят поговорить об искусстве. Но, как ни странно, диалоги с сотрудниками не были долгими — для получения нужной информации и уникального опыта общения с музеем хватало от одной до пяти минут.

Вызовом для команды разработчиков стала именно организация общения экспертов и посетителей. Подготовленные алгоритмические ответы не могли обеспечить ни глубину информации, ни персонализацию, которую искали посетители, поэтому решили связать экспертов и посетителей напрямую.

Что в этом проекте особенно интересно, так это отказ от модных алгоритмов в пользу индивидуального подхода, где технологии лишь оптимизируют сложности, но не заменяют общения. Социологи отмечают, что «человечные» сервисы в скором будущем станут очень популярным продуктом.

Это приложение работает только в музее — возможность определения локации помогает экспертам понять, о чём спрашивает посетитель, и присылать фото экспоната в чат совсем не обязательно.

Получение дополнительной информации

Предоставить дополнительную информацию пытаются почти все музеи. Выбор способа зависит от информационной архитектуры музейного контента. Пока в этой области нет революционных решений, а те, которые стоит выделить с технологической точки зрения, что отрадно, российские.

На получение дополнительной информации ориентировано приложение с элементами дополненной реальности «Артефакт», разработанное Министерством культуры РФ. С помощью этого приложения сотрудники музеев могут самостоятельно создавать AR-гиды и виртуальные выставочные проекты. При наведении камеры мобильного устройства на экспонат «Артефакт» идентифицирует его и выводит поверх его изображения интерактивные точки с пояснениями к ключевым деталям, интересные факты биографии автора или историю создания произведения. Помимо текстов приложение отображает мультимедийные файлы, например, даёт возможность увидеть эскизы картины, разглядеть скульптуру со всех сторон, посмотреть вид до реставрации, сравнить графику и живописные полотна, в том числе хранящиеся в разных музеях.

not loaded

На платформе «Большой музей», созданной Политехническим музеем и Яндексом, запущен конструктор мобильных приложений. В нём из загруженного на платформу контента вы можете собрать мобильное приложение в конструкторе. Изображения экспонатов, экспликации к ним, аудио и видеофайлы будут представлены в формате интерактивных туров. Приложение может сэкономить одновременно силы посетителя и средства музея — экспликации и всю дополнительную информацию может рассказать виртуальный помощник Алиса.

Приложение-экспонат

Приложение — привычный способ взаимодействия с устройством. А потому исполнение экспонатов в виде приложений, донесение сообщения с помощью него вполне оправдано. То есть приложения являются самостоятельными экспонатами цифрового выставочного поля и спецпроектами одновременно.

Приложение музея журналистики Newseum в Вашингтоне показывает актуальные изображения передовиц ведущих газет мира. На карте расставлены точки с адресами редакций, при клике на точку выдаётся актуальная передовица бумажной версии издания. Поистине музейный объект. Оцените прозорливость хранителя — заранее собрать цифровую базу того, чему все эксперты прочат скорое исчезновение.

Дополненная реальность

Если во всех предыдущих пунктах рассказывалось о хорошо усвоенных мобильных навыках, то с дополненной реальностью можно было бы и поспорить. Но не стоит. Давайте вспомним AR-маски, которые пришли из китайского Snapchat в stories Instagram. Недавно Facebook запустил публичную версию сервиса по созданию масок, то есть буквально позволил миллионам людей экспериментировать с дополненной реальностью.

Эксперименты с виртуальной (virtual reality, VR) и дополненной реальностью (augmented reality, AR) стали очень популярны в последние годы. Множество экспонатов было сделано с применением этих технологий. Хотя в музейных приложениях они встречаются нечасто.

Полноценный мобильный AR — довольно тяжеловесное и не всегда оправданное решение, которое часто делается технологии ради. Но есть и удачные примеры, такие как приложение в португальском парке Регалейра. Оно воплощает в реальность мечты создателя парка, португальского мистика и магната Карвальо Монтейру, помещая призраки масонов, мыслителей прошлого, поэтов и прекрасных дам в гроты, часовни и подземелья парка. Пожалуй, это один из лучших примеров использования дополненной реальности, когда технология работает на концепцию пространства. Дополненная тенями из прошлого реальность подчёркивает дух и мистическую атмосферу этого места. К тому же эти наслоения становятся частью игрового квеста и моделируют посетительский маршрут. Например, разработчики не стали расставлять тени в самых популярных точках маршрутов — во дворце и в перевёрнутой башне, где люди, осматривающие пространство через приложение, мешали бы остальным.

not loaded

Дополненная реальность всё ещё вызывает вау-эффект, поэтому многие просветительские институции пытаются увлечь пользователей необычным форматом. Так, научно-исследовательский центр CERN, не самый посещаемый музей в мире, в совместном проекте с Google Arts использовал технологию AR, чтобы донести научное сообщение о том, что всё состоит из звёзд. Это очень красивый проект, с хорошо продуманным нарративом, только правильнее будет отнести его к спецпроектам, поскольку никакой связи с экспозицией у него нет.

not loaded

С помощью дополненной реальности пытаются решить проблему доступности и архивации выставок. Так, Музей Виктории и Альберта сделал приложение по выставке, посвящённой Дэвиду Боуи. Тем, кто не смог попасть на выставку, предлагают скачать приложение, найти плоскую хорошо освещённую поверхность и посмотреть выставку в своей гостиной. Но рассматривать большие объекты через маленький экран всё равно неудобно, даже если это всегда великолепный Боуи. Кстати, приложение платное.

not loaded

Майя Стравинская

Диджитал-директор Политехнического музея