«Мы даем машинам душу»
Добро пожаловать в Большой музей!
Здесь музеи рассказывают о себе по-новому. Знакомьтесь с экспонатами, читайте истории о связанных с ними людях и событиях, изучайте важные понятия. Мы приводим вас к музеям, а музеи к вам.
search

«Мы даем машинам душу»

Билл Ворн и Луи-Филипп Демер, авторы «Инферно», о людях-киборгах и границе между наукой и искусством

«Мы даем машинам душу»

Билл Ворн и Луи-Филипп Демер, авторы «Инферно», о людях-киборгах и границе между наукой и искусством

Page 1 Copy

Перформанс «Инферно»
Magalie Fonteneau

Материал предоставлен журналом «Вестник Политеха».

Интервью: Дмитрий Булатов


Хедлайнером фестиваля «Политех» в этом году стал перформанс «Инферно», в ходе которого посетители могут примерить экзоскелеты и оказаться во власти роботов. Куратор и теоретик искусства Дмитрий Булатов поговорил с создателями «Инферно» о технологическом искусстве, несчастных машинах и о том, почему испытывать страх перед примеркой экзоскелета — совершенно нормально.


Как возникла идея «Инферно» и какие задачи вы перед собой ставили?


Мы и раньше делали проекты с «эффектом присутствия». Но даже когда они сильно впечатляли публику, нас не покидало ощущение, что между зрителями и нашими роботами оставалась большая дистанция. Мы задались целью максимально приблизить зрителя к произведению, дать ему возможность пережить его на личном опыте. И нам как раз хотелось поработать с экзоскелетами. Но, конечно, в «Инферно» поднимаются и другие темы: вопросы контроля, добровольного подчинения, манипуляции массами и так далее.

Page 1 Copy

Перформанс «Инферно»

Magalie Fonteneau

«Инферно» — прямая отсылка к первой части «Божественной комедии» Данте, посвященной аду. Чем вас вдохновляют образы преисподней?


Нас вдохновляла мысль о том, что ад состоит из уровней. В каждом из этих кругов люди подвергаются определенным наказаниям за те или иные грехи. Нам было важно нащупать структуру проекта, а не воссоздать мир Данте. Строгая организация ада делает его идеальной моделью для действа, которое развивается на ограниченном промежутке времени. При этом главное, в чем мы отходим от Данте: в «Инферно» людей не наказывают — ими управляют.


На что должен настроиться зритель, чтобы адекватно воспринять опыт, который вы ему предлагаете?


Большинство людей никогда не примеряли экзоскелет, поэтому не знают, чего ожидать. Они спрашивают: «Мне будет больно? Как я буду себя вести?» Думаю, те же ощущения возникают перед любым экспериментом такого рода. И это нам на руку. К тому же мы усиливаем эффект, потому что человек переживает опыт манипуляций над собой среди других людей, оказавшихся в тех же условиях. Волноваться полезно: тревога обостряет чувства и готовит участника к приключению. Но переживания быстро меняются, и как только тело привыкает к тому, что им управляют, приходят новые, неожиданные ощущения.

Page 1 Copy

Перформанс «Инферно»

Gregory Bohnenblust

Традиционное искусство ориентировано на человека. Можно ли сказать, что робо-арт, несмотря на интерес к новым технологиям, продолжает эту традицию?


Конечно. Если бы роботы не были проекцией наделенного сознанием человека, робо-арта бы не существовало. Именно поэтому нам так интересно, что говорят люди после шоу. Все воспринимают пережитое по‑своему и по‑своему называют ту систему, которая ими управляла. Появляется множество интерпретаций, как правило, связанных с сильными личными переживаниями. Совершенно не обязательно понимать, как все устроено технически, или разгадывать какой‑то хитрый замысел. Нужно просто отпустить себя и позволить себе стать частью системы. Машины — это всего лишь посредники, при помощи которых рассказываются все те же человеческие истории.


Современные технологии сегодня изменяют не только окружающий мир, но и самого человека. Они наделяют его властью, но вряд ли делают его более совершенным с точки зрения морали. Вы отражаете эту проблему в своих работах?


Косвенно — да, как многие научно-фантастические романы. Приравнять технический прогресс к аду — это уже довольно сильное заявление. А в «Инферно» мы приравниваем прозаичные, рутинные действия, которые исполняем мы и машины, к вечным мукам ада. И мы заметили, что это дает участникам парадоксальное, ложное ощущение свободы, навеянное трансом, в который их вводят повторяющиеся движения, саундтрек и атмосфера. Мне кажется, в этом и есть суть нашего отношения к новым технологиям — ложная надежда, замешанная на фальшивых обещаниях… и все мы с готовностью вступаем на этот путь.

Page 1 Copy

Перформанс «Инферно»

Magalie Fonteneau

Технологизация человека — это обещание бессмертия, ведь чем меньше в нас естественной жизни, тем мы долговечнее. Как вы к этому относитесь?


«Инферно» — наше высказывание на тему превращения людей в киборгов, но мы очень скептически относимся к идеям постгуманизма. Да, техника работает, но может еще и глючить, зависать, барахлить. Сложно представить, каким образом все это приведет нас к бессмертию. Роботы сегодня — это наше отражение, а не наоборот. Наверное, поэтому много лет назад мы стали делать машины, которые были полной противоположностью идеальному образу робота. Так, в проекте La Cour des Miracles («Двор чудес») 1997 года мы показали, что машины могут быть несчастными: сделали роботов с физическими недостатками, от которых они, казалось, страдали. Проект DSM‑VI (2012) был о роботах с психическими нарушениями. Этим мы хотим сказать, что всегда существует обратная сторона медали, и нам интересней показывать роботов, которые становятся человечнее благодаря своим недостаткам, а не совершенству.


Сегодня бывает непросто отличить научное исследование от художественного проекта. Почему вы считаете свои проекты произведениями искусства?


Использование технологий само по себе не значит, что ты занимаешься наукой или искусством. Наш проект однозначно из области искусства. При этом мы не примыкаем к популярному тренду Art & Science. Да, так сложилось, что мы используем роботов в своих проектах, но это только метафоры человеческих состояний. Порой мы совмещаем научный метод и творческий подход, но наши работы нацелены на зрителей и их переживания, это не научный эксперимент.

Page 1 Copy

Перформанс «Инферно»

Gregory Bohnenblust

Современные технологии позволяют воспроизводить искусство, у произведения исчезает «аура». Как вам кажется, возможны ли в такой ситуации бессмертные шедевры?


Мы не верим в шедевры. Они рождаются из неожиданных поворотов истории искусства и мнений отдельных людей. Кстати, мы ищем ауру машин, наделяем их душой и способностью переживать. Считается, что душа — понятие¸ связанное исключительно с человеком, и дать душу машине значит идти против общепринятого представления. Тогда да, что‑то вечное может отразиться в таком парадоксальном произведении искусства. А вот человеческие переживания во время представления неуловимы. Их нельзя зафиксировать, в отличие от того, что классическое искусство смогло увековечить в камне и на холсте.


«Инферно» — роботический перформанс, в котором зрителям самим предлагается выйти на сцену, облачившись в экзоскелеты. Управление экзоскелетом передается компьютеру.

Page 1 Copy

Перформанс «Инферно»
Magalie Fonteneau